Борьба с контрабандой или сбор дани перед выборами?


 

Чиновники наперебой предлагают «гениальные» решения, с помощью которых, по их мнению, можно навсегда покончить с незаконным перемещением товаров: премьер поручил министру МВД разместить на таможенные пункты правоохранителей, а генпрокурор пошел еще дальше – предлагает сажать контрабандистов. При том, по словам Гройсмана, такая непримиримая борьба уже дала плоды: удалось пополнить госбюджет аж на 70 миллиардов гривен. Хотя, как впоследствии выяснилось, эта цифра высосана из пальца. Фактический доход государства оказался в 714 раз меньше правительственных фантазий – всего 98 млн грн.

Чем закончится и к чему приведет борьба Гройсмана-Луценко с контрабандой?

Об этом «Вслух» спрашивал у адвоката, экс-следователя Генпрокуратуры Сергея Войченко, экс-министра экономики Украины Владимира Ланового и политолога Тараса Загороднего.

«Полиция будет знать, кто больше ворует, и будет требовать свою долю»

Криминализация контрабанды и полицейские на таможне победят проблему с незаконным перемещением товаров через границу?

Владимир Лановой:
Я не понимаю этой инициативы Гройсмана – чтобы на таможне стояли полицейские. На границе нет вооруженных нападений. Еще один карательный орган с сомнительной репутацией там точно лишний. Это отнюдь не победит контрабанду, ведь это явление порождает еще большую коррупцию. Рыба, как известно, гниет с головы. Не секрет, что в Киеве в Администрации Президента постоянно ждут дань с мест, в частности – из таможен. Это заставляет низы искать деньги. Поэтому инициатива напоминает скорее передел сфер влияния или сбор дани перед выборами.

Тарас Загородний:
Если на таможенных пунктах будет присутствовать милиционер, он создаст дополнительные коррупционные риски. То есть этот полицейский будет знать, кто больше ворует, и потребует свою долю.

Сергей Войченко:
У нас уже боролись с янтарем. Обещали, что незаконной добычи не будет уже в 2015 году. Теперь взялись за контрабанду. Раньше действительно была уголовная ответственность за контрабанду. Но в 2012 году была усилена административная ответственность и внесены изменения в законодательство относительно гуманизации ответственности в сфере нарушения хозяйственной деятельности.

Я как адвокат не согласен с Луценко относительно того, что нужно возвращать уголовную ответственность за контрабанду. Незаконное перемещение товаров – это экономическое преступление. Сейчас у нас за это предусмотрен штраф с конфискацией. То есть, если человек везет на собственном автомобиле 500 пачек сигарет и 300 бутылок водки стоимостью 5 тысяч долларов, то таможенники в случае выявления этого изымают автомобиль, весь товар и штрафуют. Это достаточная ответственность, если нет – можно штрафы увеличить.

Складывается впечатление, что в Украине перед выборами каждый ищет возможность, где заработать. Сейчас мы понимаем, что Министерство внутренних дел – это одно ведомство, а таможня – это другое. Формирование системы сдержек и противовесов предполагает, что эти два ведомства или между собой поссорятся, или договариваться и делиться незаконными доходами.

Если разобраться, то Государственная пограничная служба у нас в подчинении МВД, таможня – ДФС. С контрабандой у нас борется еще и СБУ – очень уникальная структура, потому в вопросах, связанных с контрабандой и ввозом на территорию Украины товаров, может внезапно появиться национальный интерес. Фактически на «рынке» контрабанды три игрока – МВД, ДФС и СБУ, с которыми надо будет договориться.

«Уголовную ответственность за контрабанду хотят ввести, чтобы иметь дополнительные методы давления на бизнес»

Для чего тогда вводят уголовную ответственность?

Сергей Войченко:

Уголовную ответственность хотят ввести, чтобы получить дополнительные методы воздействия в предвыборном процессе: одним из способов поиска инвесторов для выборов является использование админресурса для получения голосов и финансирования своей кампании.

Объясню, как это происходит: есть фирма, которая занимается экспортно-импортными операциями. К ней приходит оперуполномоченный и пишет рапорт, что его агент в частной беседе сообщил, что руководство этой фирмы занимается контрабандой. Из собственного опыта говорю: он может написать такую поэму, что все будут плакать. Сейчас без уголовной ответственности за контрабанду эту бумажку просто выкинут. А если ответственность за контрабанду будет криминализировано, то на основе этого бумажки зарегистрируют уголовное производство по факту и начнется прессования фирм. И тут самое интересное: опер не имеет права называть своего информатора, и если эта информация на писульці не подтвердится, то этому горе-оперуполномоченному ничего не будет за клевету. А фирма будет иметь убытки.

Как адвокат, который защищает бизнес, очень четко осознаю, чем это закончится. Нет прозрачного механизма защиты бизнеса, нет гарантий от злоупотреблений полиции и СБУ. Я могу лишь посочувствовать украинским бизнесменам и констатировать, что у меня и моих коллег прибавится много работы.

Как сейчас в Украину ввозится контрабанда?

Сергей Войченко:

Есть несколько видов контрабанды. На территории Западной Украины есть огромный рубеж, через который местные жители переправляют разнообразные товары. Это бытовая контрабанда.

Серьезная контрабанда, связанная с ввозом в Украину крупных партий товаров под разными кодами без растаможки или с растаможкой по заниженной таможенной стоимости. Это когда под видом секонд-хенда или китайской одежды в Украину завозят дорогие брендовые вещи. Вопрос такой масштабной контрабанды значительно серьезнее.

Тарас Загородний:

Самые распространенные схемы контрабанды – это подмены Квэдов. То есть по документам везут товары низкой стоимости, а на самом деле – это брендовые вещи. Так в нашу страну попадают те же iPhone и много другой дорогой техники. Есть еще подмена товаров уже на самой таможне.

«В 2005 году «борцы с контрабандой» за неделю могли заработать на квартиру в Киеве»

К чему же приведут эти инициативы Луценко-Гройсмана?

Сергей Войченко:

У нас борьба с любым явлением заканчивается давлением на легального импортера. Я думаю, мы услышим заявления предпринимателей о том, что их «прессуют» на таможне. Потому что если вы бизнесмен, который занимается импортно-экспортными операциями, то к вам могут цепляться все: таможенники, пограничники, налоговики, СБУ, Нацполіція и различные государственные контролирующие службы, которые проверяют даже правильность маркировки. Следовательно какая-то «не такая» цифра или буква является основанием завернуть партию товара.

Могут быть также сформированы так называемые «летучие отряды». Это когда, допустим, груз прошел процедуру таможенного оформления, его пропустили. А через два километра его может задержать полиция и проверять неделю или больше. Ведь в законодательстве не прописана ни схема работы, ни прозрачность процедуры проверок, ни полномочия Нацполіції при проверке контрабанды. В 2005 году уже такое было: спецподразделение «Кобра» налетал на пограничные области и проверял правильность оформления таможенных документов. Мне известно, что один экипаж за неделю «зарабатывал» столько, что каждому можно было купить квартиру в Киеве.

Не стоит забывать и о том, что в Западной Украине, где нет работы, очень часто единственным источником дохода для людей есть граница. А потому, очевидно, будет блокирование границы местными. Потому что касается бытовой контрабанды, то ни для кого не секрет, что одной из схем для этих людей есть так называемые «пиджаки». Это когда люди по той стороне границы подсаживаются в автобусы с товаром, что дает возможность бесплатного ввоза товара.

Не забывайте, что контрабанда – это не только ввоз, но и вывоз. Основной товарной группой в Украине является сельскохозяйственная продукция. Сейчас началась жатва. И потом будет новый этап оформления грузов и встанет вопрос дополнительных проверок. Нет гарантий, что на одного из экспортеров не зарегистрируют какое-то уголовное производство и не начнут его «трясти». Бизнес же будет вынужден или идти на компромиссы, или выживут только крупные игроки, которые имеют поддержку власти. И таким образом под лозунгами борьбы с коррупцией приближенные к власти просто уберут конкурентов с рынка. Очевидно, еще мы увидим громкие, «телевизионные» задержания на взятках и сотрудников таможни.

Идет перераспределение рынка. Стоит понимать, что в конечном итоге пострадает не таможенник-взяточник, не те люди, которые организовали схему контрабанды. Пострадает в первую очередь конечный потребитель.

Тарас Загородний:

Это все может очень серьезно ударить по жителям пограничной части Западной Украины Там до трети населения живет за счет контрабанды. И поскольку другой работы нет, то это может вызвать серьезный социальный взрыв. А потому здесь должно быть системное решение. Учитывая объемы контрабанды, я не думаю, что с ней серьезно бороться, особенно накануне выборов. Благодаря контрабанде можно заработать огромные дополнительные деньги, и вот ДФС, СБУ и все остальные этим, собственно, и занимаются.

«На внутреннем рынке будет дефицит товаров»

Как может пострадать конечный потребитель?

Сергей Войченко:

На внутреннем рынке мы можем даже почувствовать дефицит определенных товаров, что, в первую очередь, отразится на конечном потребителе. Может быть подорожание определенных групп товаров. Бизнес это объяснять дополнительными процедурами контроля. И даже те, кто не имеет отношения к таможне, уже традиционно, воспользовавшись шумом, тоже поднимут стоимость своих товаров.

Что мы получим в результате?

Сергей Войченко:

В конечном результате мы будем иметь перераспределение контрабанды, наличие новых игроков. Потому что мы прекрасно понимаем, что если вопрос бытовой контрабанды может быть решено, то, что касается крупных нелегальных потоков, – это будет решаться в совсем другом порядке.

Как бы это иронично не звучало, но на этой волне дойдет до того, что у нас нужно будет создавать «антиконтрабандний суд», «актиконтрабандну прокуратуре» и «антиконтрабандне бюро».

Но не бороться с контрабандой тоже не выход?

Владимир Лановой:

Нужно уменьшать пошлины, налоги и различные сборы, чтобы сами предприниматели были заинтересованы в растаможке товаров. У нас очень высокие таможенные ставки, акцизы и другие виды взысканий при растаможивании товаров. Мы уже имеем пример протестов за доступные автомобили. Потому что в Европе сам автомобиль дешевле процедуру его официального оформления в Украине. Через такие пошлины много товаропотоков просто обходят Украину, а это и так называемый «железнодорожный шелковый путь», и морские пути.

Сергей Войченко:

Гораздо проще разрушить схемы цивилизованными методами: поставить камеры на таможне, сами посты сделать прозрачными. Таможенное законодательство тоже можно сделать понятным, со странами-соседями ввести единую базу ввоз и вывоз товаров и прочее. Но власть почему-то взялась снова придумывать велосипед, который никуда не поедет.

Мария Бойко, «Вслух»

Не жмись, лайкни!!!

Похожие новости:

Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.


Подробнее в Власть
Орбан фактически воплощает в жизнь наработки Медведчука, творчески развивая его методы борьбы против иностранного вмешательства, — Комарова

  Но первым государством, объявившим войну Соросу, стала именно Украина. Об этом в своем блоге пишет политический консультант Юлия Комарова....

Русские – это фино-угорские племена

  «Российские ученые завершили и готовят к публикации первое масштабное исследование генофонда русского народа. Обнародование результатов может иметь непредсказуемые последствия...

Фото магазинов, запрещённые в СССР

  Так, друзья, сегодня будет пост про фотоснимки советских магазинов, которые практически никогда не попfдали в советские СМИ. Эти снимки...

В Анапе из военного санатория делают новое Сколково

  Некогда популярное среди военнослужащих и пенсионеров силовых ведомств место отдыха теперь станет частью инновационного центра «ЭРА». Возведение южного «Сколково»...

Закрыть
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru