Что будет с рублем и госдолгом после новых американских санкций?


Конгресс и сенат США скоро будут рассматривать очередной пакет санкций против России, причем на этот раз в рамках обсуждения оборонного бюджета на 2020 год есть шансы на принятие тех мер, от введения которых несколько раз отказывались президентские администрации как Барака Обамы, так и Дональда Трампа.

Однако политические расклады изменились, и есть вероятность, что этот жесткий пакет действительно удастся протащить через конгресс и сенат. А значит, есть все основания уже сейчас обсуждать вероятные последствия действий против российского госдолга, на которых настаивают конгрессмены-демократы Максин Уотерс и Брэд Шерман (уже получившие предварительную поддержку своих однопартийцев и даже некоторых республиканцев).

Американская законодательная система устроенна довольно странным (с точки зрения цивилизованного европейца) образом. Она позволяет «пристегивать» к любому законопроекту, особенно бюджетного или квазибюджетного характера, поправки, которые, по сути, являются отдельными законами и зачастую не имеют никакого (вообще никакого) отношения к теме основного законопроекта. Это своего рода узаконенная форма шантажа, которая позволяет группам депутатов проворачивать нехитрую схему: если стране нужен оборонный бюджет, то пусть с бюджетом будут приняты их поправки (зачастую даже не бюджетного характера), — например предполагающие введение санкций против российского государственного долга. Именно такую «поправку» внесли в проект оборонного бюджета на 2020 год калифорнийские конгрессмены-демократы Максин Уотерс и Брэд Шерман.

В случае если оборонный бюджет будет принят в таком виде и потом подписан Дональдом Трампом, последует наложение полного запрета на операции с российскими государственными долговыми инструментами, который будет распространяться на всех граждан США. Под долговыми инструментами подразумеваются облигации российского Министерства финансов и ценные бумаги Центрального банка России, которые будут выпущены через 180 дней (и позже) после принятия этого законопроекта. Нетрудно заметить, что санкции такого рода уже предлагались как администрации Обамы, так и администрации Трампа, и в обоих случаях Белый дом решил воздержаться от таких шагов.

Если меры такого рода будут введены, то их последствия можно будет разделить на правовые и психологические. После введения пакета американские инвесторы не смогут покупать новые выпуски российских государственных облигаций (что в теории должно негативно повлиять на их цены в будущем и привести к тому, что Минфину придется предлагать более высокую доходность для размещения новых облигационных выпусков).

Очень вероятно, что их авторы рассчитывают на психологический аспект: многие инвесторы, чтобы не подвергаться лишнему риску, сочтут хорошей идеей вообще уйти с российского рынка и распродать по любой цене уже имеющиеся пакеты российских облигаций (даже тех, которые пока не попадают под санкции). Если таких инвесторов будет много, то их одновременный уход с российского рынка государственных облигаций (в том числе рублевых) может оказать негативное воздействие как на котировки всех государственных долговых инструментов, так и на курс рубля.

У этих расчетов и надежд есть, однако, несколько серьезных проблем, из-за которых две президентские администрации США не захотели вводить именно такие санкции. Проблема первая: влияние американских инвесторов на российский рынок госдолга, а также влияние американских инвесторов на общий объем спроса на рубли — недостаточно велики для того, чтобы нанести серьезный и долгосрочный ущерб российскому рынку. Достаточно посмотреть на статистику двух крупных российских размещений валютных государственных облигаций. В июне Минфин сообщал, что «почти 60 процентов объема доразмещенных евробондов России на 2,5 миллиарда долларов приобрели инвесторы из Великобритании, из США — 26 процентов». В марте статистика была аналогичной: «Инвесторы из Великобритании выкупили более половины новых еврооблигаций России, а инвесторы из США — 20 процентов, — сообщил Минфин. Санкции и «враждебная риторика» Запада не подорвали доверие к российским активам, заявили в ведомстве».

То есть даже если все американские инвесторы уйдут, то этого не хватит для обвала. Более того, «просевшие» цены по облигациям станут еще более привлекательными для европейских и азиатских инвесторов.

Вторая проблема: санкции тривиальным образом можно обойти с помощью любой серьезной офшорной зоны. Запрет на прямое владение российскими облигациями в том виде, в котором его сформулировали американские конгрессмены (а по-другому его сформулировать очень сложно), дает возможность получать все бонусы от инвестиций в российские государственные ценные бумаги без прямого владения ими: американский инвестор (неважно, физическое лицо, компания или инвестиционный фонд) покупает акции или паи в офшорном (например, британском или швейцарском) фонде, который, в свою очередь, покупает российские облигации. Формальности соблюдены, но толку от них в плане давления на Россию и на рубль — никакого. Возможно, ответственных за санкции в администрациях Обамы и Трампа даже беспокоила вероятность получить обратный психологический эффект: если ввести против России такие безрезультатные санкции и нарваться на массовое «санкционное жульничество» со стороны американских инвесторов, то это будет выглядеть очень плохо с точки зрения имиджа США как мировой державы — ну что это за гегемон, в котором инвесторы обходят санкции, чтобы инвестировать в Россию? Кстати, именно на этот сценарий фактически жаловались американские финансовые структуры, об интересах которых заботится Министерство финансов США, которое уже один раз призывало отказаться от санкций такого рода, чтобы не «снижать конкурентоспособность» американского финансового сектора на мировом рынке финансовых услуг.

Третья проблема: на фоне ухудшения отношений по линии Брюссель — Вашингтон шансы на то, что европейские инвесторы станут избавляться от российских активов по психологическим причинам, — крайне малы. Европейские компании и инвесторы продолжают сотрудничать даже с российскими компаниями, которые попали под «секторальные санкции» США, что намекает на готовность идти на риск ради сохранения возможности доходов от партнерства с российскими структурами и инвестиций в Россию.

Следует учитывать, что в данный момент российские государственные облигации — это очень желанный и в своем роде уникальный финансовый инструмент, который совмещает высокую надежность и высокую доходность, что обеспечивает серьезный спрос со стороны западных инвесторов. Из-за действий ЕЦБ, Центрального банка Японии, Федрезерва и других западных центральных банков в мире очень сложно найти надежные облигации с хоть сколь-нибудь серьезной доходностью, а по оценке Financial Times на данный момент около 12,5 триллиона долларов государственных облигаций в мире вообще торгуется с отрицательной доходностью. Например, немецкие государственные облигации со сроком от 0,5 до десяти лет сейчас можно купить только «в убыток» (то есть с гарантированной отрицательной доходностью), а по данным Европейского центрального банка средняя доходность десятилетних государственных облигаций стран еврозоны с высоким инвестиционным рейтингом составляет минус 0,2 процента, а средняя доходность десятилетних государственных облигаций всех стран еврозоны в целом составляет плюс 0,2 процента. На этом фоне убедить европейских (да и многих американских) инвесторов в том, что нужно отказаться от покупок российских государственных облигаций (как валютных, так и рублевых), — практически невыполнимая задача.

Британский публицист Томас Джозеф Даннинг когда-то написал о том, что «капитал боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли, как природа боится пустоты», подчеркнув, что при «десятипроцентной доходности капитал согласен на всякое применение», а при более высокой доходности — готов на любой риск, но это было в совсем другие времена, с другой монетарной политикой и финансовой системой. Сейчас инвесторы готовы с презрением отнестись к риску санкций за куда более скромные доходности (три-четыре процента в долларах), а уж если Европейский центральный банк и Федрезерв пойдут на еще более сильное снижение ставок, то спросу на российские долговые инструменты вообще ничто не сможет помешать.

Американских конгрессменов-демократов можно понять — им хочется сделать больно России, чтобы смыть с себя позор поражения на президентских выборах 2016 года и заранее «наказать» ее за вероятное поражение кандидата от демократов на выборах 2020 года. Но вряд ли они смогут достигнуть своей цели. Им помешают или лоббисты американских инвестиционных фондов, или суровая экономическая реальность финансовых рынков, которая будет толкать европейских и американских инвесторов в теплые объятия русского медведя.

Не жмись, лайкни!!!

Похожие новости:

Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.


Подробнее в Экономика
Долларовые миллионеры владеют большей частью частных накоплений в России

Более половины частных накоплений в России сосредоточено в руках долларовых миллионеров, пишет РИА Новости со ссылкой на результаты иследоваия Global Wealth международной консалтинговой...

Банки создадут возможность снять наличные в магазинах

Крупнейшие банки России организуют сеть банкоматов в торговых точках по всей стране, чтобы граждане в любой момент имели возможность снять...

За июнь все зерновые культуры в России снизились, кроме ржи

За прошлый месяц в России практически все основные зерновые культуры снизились в значительной степени. Исключение составила продовольственная рожь, которая в...

Владелец торрент-трекера BitTorrent заплатил за обед Уорреном Баффеттом $4,5 миллиона

Основатель криптовалюты Tron и владелец торрент-трекера BitTorrent Джастин Сан сообщил, что стал победителем благотворительного аукциона. За право пообедать с главой...

Закрыть
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru