Еще раз о хронических проблемах птицеводства


С президентом Союза птицеводов РК Русланом Шариповым собкор ИА «КазахЗерно.kz» встретилась в преддверии VIІI Казахстанского международного форума птицеводов и II Форума Евразийской птицеводческой ассоциации, которые приурочены к празднованию 55-летия промышленного птицеводства Республики Казахстан и 20-летию общественной организации Союза птицеводов Казахстана. Но, несмотря на эти важные даты, повод для встречи грустный — в Осакаровском районе Карагандинской области зарегистрирована вспышка болезни Ньюкасла, и карагандинские птицеводы в полном составе оказались отрезаны от экспорта.

Чем это грозит отрасли в целом и что мешает отрасли развиваться на благо страны и для наполнения бюджета, читайте в нашем интервью.

— Итак, Руслан Исмаилович, с чего начнем разговор?

— С возмущения. В очередной раз приходят сообщения с мест, что птицеводы не получают в полном объеме выделенных им государством субсидий. В середине года выясняется, что деньги закончились, — именно в тот критический момент, когда объем реализации нашей продукции проседает из-за сезонного спада. Эта ситуация повторяется каждый раз. Приведу данные прошлого года, судите сами: костанайские птицеводы (там три небольшие фабрики, одна мясная и две яичные) получают субсидии в полном объеме, петропавловские также получают в размере 100%, а фабрики в Алматинской области, которые производят 48% всего объема продукции мясного птицеводства в РК, получают всего 30%, в Акмолинской — 27%. Усть-каменогорскую птицефабрику в прошлом году облагодетельствовали аж на 4 (четыре) процента от необходимой суммы!

 Да что там — хозяйство Ибрагима Жангуразова (а это легенда казахстанского птицеводства) получило 27% субсидий. Боитесь, что он на государственные деньги себе виллу в Сен-Тропе купит?

— Птицеводы вопрос по недополученным субсидиям где-то поднимали?

— А как же. На пресс-конференции поднимали, в прокуратуру писали, некоторые особо смелые даже до суда дошли. Итог немного предсказуем: с сильным не борись, с государством не судись. Вообще, возникает впечатление, что наша отрасль в число приоритетных не входит. Как вы знаете, для расчета бюджета на три года и мы, и МСХ даем в область цифры, сколько будет произведено яйца. Исходя из этого выделяются деньги, но когда они попадают в общий котел на местах, то вы сами видите, изрядная часть их куда-то исчезает. У акимов областей, видимо, свои представления о том, что нужно сельскому хозяйству в первую очередь. В итоге в целом по стране субсидии распределяются по принципу «где густо, где пусто».

— И чем так вреден упомянутый вами принцип?

— Это приводит к совершенно ненужной конкуренции между птицефабриками. Продукция птицеводства скоропортящаяся, и в момент сезонного спада ее потребления необходимо как можно скорее реализовать. Так вот, получатели стопроцентных субсидий могут снизить цену и, соответственно, привлечь больше покупателей. А что делать остальным — работать в убыток? Сдать свои региональные рынки? Пустить птицу под нож — а потом что? Бизнесмен себе такое позволить не может. Пусть все будут в равных условиях, если уж денег не хватает, то пусть всем выдают в процентном соотношении одинаково.

— Может, это эксперимент такой, чтобы убедиться, что казахстанское птицеводство может существовать и без финансовой поддержки?

— Если это эксперимент, то он, очевидно, неудачный. Без поддержки государства эта СХ-отрасль существовать не может — это бизнес, да, но не совсем обычный, связанный с социальным самочувствием общества и нормальным функционированием государства. Ведь в свой актив птицеводы РК могут записать то, что яичной продукцией мы свое население обеспечиваем полностью, и еще экспортируем в сопредельные страны, привлекая в страну валюту. Так что отдача от поддержки птицеводства есть и весьма значительная.

— Да, экспорт очень важная тема. Казахстанские птицеводы не выглядят бледно посравнению со своими коллегами-конкурентами из Таможенного союза?

— На данный момент нет, но наши соседи прикладывают большие усилия и для повышения конкурентоспособности своего сельского хозяйства, и для его экспансии, и для защиты своих рынков.

Вернемся к поводу нашей сегодняшней встречи — запрету поставок продукции птицеводства в РФ из Карагандинской области.  Там в маленьком поселке вдали от птицефабрик 19 или 20 голов пало, причем только одна из-за болезни Ньюкасла. И хотя там все нужные мероприятия провели, этого оказалось достаточно, чтобы Карагандинская область лишилась возможности экспорта в РФ на неопределенный срок.

Хорошо еще, что не весь Казахстан закрыли. Ну это реальность рыночной конкуренции, ее межгосударственными договорами и благими намерениями не устранить. Казахстан тоже закрывает свой рынок, когда в России случаются вспышки болезней, и вот они действуют в ответ. Но зато мы вместе «дружим» против демпинговой украинской продукции — замечаем, что какие-то мелкие партии пытаются ввезти в наше общее пространство через Грузию или другие страны, но это капля в море.

— А что насчет стимулирования спроса на нашу продукцию в дальнем зарубежье? С какими трудностями приходится сталкиваться отечественным птицеводам там?

— Хороший вопрос. Сейчас наши дальние экспортные партнеры — это Таджикистан, Узбекистан, Афганистан, Иран, а из ближних, конечно, РФ и Кыргызстан. В этих странах растет численность населения, и спрос на халяльную продукцию увеличивается пропорционально. К сожалению, никакой централизованной поддержки экспортной деятельности нашим СХТП для развития этого перспективного направления не оказывается. Нет ни частичного возвращения экспортных поступлений, раз уж субсидии выплачивают не в полном объеме, ни льгот по налогам/транспорту/кормам.

А в том же самом Афганистане или Иране пристально следят за рыночной конъюнктурой, и как только узбекские экспортеры предложили продукцию птицеводства по цене ниже, чем наша, к ним сразу многие обратились. У них прибыль — у нас потери.

Я считаю, что нашим государственным мужам нужно присмотреться к системе поддержки птицеводства в Узбекистане. Там президентским указом за каждой отраслью сельского хозяйства закреплены конкретные банки, и они закупают корма, премиксы, оплачивают транспортные ж/д расходы с учетом своей маржи, конечно же, а от государства привилегии по налогам весьма существенные. Я даже знаю, что планируется в Ташкенте построить большой офис для тамошнего союза птицеводов.

 Так что это очень серьезные конкуренты, и поэтому в Казахстане нужно будет приложить значительные усилия, чтобы защитить свое экспортное направление.

— Как видно, внешнеэкономическая деятельность — дело тонкое. А какие перспективы развития отрасли для, так сказать, внутреннего пользования вы видите сейчас?

Еще раз вернусь к теме финансов — необходим четкий контроль за получением госсубсидий в полном объеме и большего доступа к кредитным ресурсам. Недавний скандал с «КазАгро» что показал? Неэффективное использование средств. Птицеводы обращаются к ним за оборотными средствами, но там все деньги передали крупным предприятиям, а те возвращать не торопятся. Сколько мы бились, пытаясь доказать, что средние и мелкие предприятия тоже очень хорошие заемщики, теперь сама жизнь доказала нашу правоту, а сколько времени прошло…

Необходимо также помочь встать на ноги отечественной науке, соединить разработки, которые ведутся в разных уголках Казахстана. Например, алматинская фабрика «Сарыбулак» планирует организовать племрепродуктор, и я сейчас прилагаю значительные усилия для поддержки этого проекта всех заинтересованных сторон. На Бишкульской птицефабрике в СКО вывели две породы и четыре кросса уток, и это тоже нужно рекламировать и поддерживать.

Нужно, наконец, решить проблему создания кормового фонда для птицеводческих предприятий страны. В общем, здесь много тем для отдельного разговора, который мы продолжим на ежегодном VIII Казахстанском международном форуме птицеводов.

P.SКогда материал был почти готов, я прочитала первые отзывы о выступлении главы государства. И надо же какое совпадение — отголоски поставленных проблем нашли отражение в его речи. Процитируем интересующий нас абзац:

Президент на расширенном заседании в правительстве отметил: «Важно завершить работу по созданию бюджета 4-го уровня во всех населенных пунктах. Очевидно, что нынешние подходы к этой проблеме не обеспечивают сбалансированного социально-экономического развития региона, устранения сложившихся диспропорций. Трансферты из республиканского бюджета стали основным источником пополнения доходов регионов. При этом целевые трансферты планируются без глубокого анализа актуальной потребности и достоверного обоснования. В основном на базе формальной готовности документов и пробивной силе акимов. Нет должного контроля со стороны администраторов бюджетных программ за их эффективным и рациональным использованием», — сказал Касым-Жомарт Токаев. 

Так что, надеемся, что после установления «должного контроля со стороны администраторов бюджетных программ за их эффективным и рациональным использованием» птицеводы свои субсидии получат в полном объеме.

Не жмись, лайкни!!!

Похожие новости:

Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.


Подробнее в Экономика
Кто поддержит мелкотоварное производство?

Фермеры Туркестанской области просят внести коррективы в Правила субсидирования животноводства. Эта просьба прозвучала на встрече фермеров южного региона с депутатом...

В Россию не пустили зараженные апельсины из Египта

В морском порту «Новороссийск» предотвращено поступление в Российскую Федерацию 26,88 т зараженных апельсинов, прибывших из Египта морским транспортом, передает собкор...

Цены на пшено в России в этом году могут снизиться почти вдвое

Пшено, которое в прошлом году побило все ценовые рекорды и стало самой дорогой крупой на крупяном рынке, в 2019 году...

Субсидирование сельхозтехники в России однозначно сохранится

  Программа субсидирования сельхозтехники в России в виде государственного возмещения скидок на покупку сельскохозяйственной техники дала поразительные положительные результаты. Во-первых,...

Закрыть
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru