Какой была бы Россия без большевиков и советской власти


Русские южане

Октябрьский переворот 1917 года произошел относительно бескровно и легко. У нас принято считать, что после прихода к власти большевиков сопротивление им оказывали только в столицах — в Петрограде и Москве. На самом деле, помимо печально известной московской «кровавой недели», география борьбы с ними сразу оказалась достаточно широкой: Могилев (Ставка), Киев, Иркутск, Оренбург и другие крупные города страны.

Но одним из главных центров антибольшевистского движения уже в ноябре 1917 года стал юг России. Это был регион, обладавший тремя важными признаками. Во-первых, выгодное географическое расположение и выход к морям и границам сопредельных государств. Это давало возможность противникам большевиков рассчитывать на внешнюю поддержку. В дальнейшем этот фактор позволил им после поражения в Гражданской войне эвакуировать значительную часть своих сил из Крыма и Новороссийска.

Во-вторых, юг России обладал колоссальными ресурсами, прежде всего продовольствием. В отличие от прежних военных конфликтов массовые войны начала XX века, в том числе и гражданские, превратились в противостояние не только армий, но и экономик. То, что для успешного ведения войны нужен контроль за ресурсами, понимали и большевики. Ленин постоянно писал о необходимости овладеть донецким углем, украинским железом и кубанской пшеницей.

Кстати говоря, уже в ноябре 1917 года антибольшевистское сопротивление постепенно оформлялось как противостояние по линии Север-Юг, что дает основания некоторым исследователям не совсем корректно сравнивать нашу Гражданскую войну с американской. Хотя с экономической точки зрения такое разделение между красным центром и севером и белым югом выглядело очень отчетливо. Южнорусская промышленность была слабее индустриального потенциала Центральной России и северо-запада, который контролировали большевики, но именно на юге были сосредоточены значительные запасы продовольствия и природных ресурсов (прежде всего уголь Донбасса).

В-третьих, это людские ресурсы. Гражданская война расколола дореволюционное российское общество на непримиримые враждующие силы, и такое противостояние затронуло абсолютно все сословия. И одним из ключевых факторов была позиция казачества, особенно донского, кубанского и терского. У нас принято отделять казаков от всего остального Белого движения. Это не совсем правильно, хотя некоторая доля истины в этом есть. Вспомним хотя бы донского атамана — генерала Краснова с его идеями «Казакии» и обособления казачества от остальной России. Тем не менее в южнорусских регионах преобладали антибольшевистские настроения. На выборах в Учредительное собрание в ноябре 1917 года там неплохие результаты показали кадеты, оказавшиеся после запрета монархических организаций самой правой на тот момент политической партией из числа участвовавших в выборах.

Читайте также:  На избирательных участках в Новосибирской области приказали провести ярмарки

На все эти три особенности юга России обратил внимание генерал Михаил Алексеев в знаменитом письме к генералу Михаилу Дитерихсу, бывшему генерал-квартирмейстеру Ставки и начальнику штаба главнокомандующего русской армии генерала Духонина, убитого в результате солдатского самосуда. До этого Дитерихс и Духонин безуспешно пытались отправить воинские эшелоны на помощь сопротивляющейся большевикам Москве. Алексеев обратил внимание Дитерихса, что именно Дон, имеющий выход на Кавказ и на Украину, мог бы стать главной базой сопротивления советской власти. Михаил Васильевич Алексеев был выдающимся военачальником и умел мыслить стратегически. Будь он на пять-десять лет моложе, то несомненно стал бы признанным лидером Белого движения. Ведь изначально именно его, а не адмирала Колчака планировали объявить Верховным правителем России, но возраст (во время прихода большевиков к власти он как раз отметил свой 60-летний юбилей) и состояние здоровья не позволили ему активно проявить себя.

 

Пассивные казаки

Главной проблемой зарождающегося Белого движения на Дону стало пассивное поведение местного населения, в особенности казачества. При всем своем неприятии большевиков оно не хотело вовлекаться в вооруженное противостояние с ними. Когда генерал Алексеев в ноябре 1917 года по прибытии в Новочеркасск попросил атамана Войска Донского генерала Алексея Каледина «дать приют русскому офицерству», тот заявил, что возвращающиеся с фронта казаки устали и не желают больше ни с кем воевать. Генерал Алексеев, будучи мудрым и прозорливым человеком, видел в таких настроениях очень большую опасность и для Белого движения, и для самих казаков. Как показали дальнейшие события, он оказался прав — в Гражданской войне белые потерпели поражение, а казаков большевики подвергли расказачиванию.

На самом деле, позицию казаков тоже можно понять. Ни в коем случае нельзя их обвинять в трусости или стремлении отсидеться у себя на Дону или Кубани. Казаки, единственные сохранившие боеспособность в составе стремительно разлагающейся прежней Русской Императорской армии, смертельно устали от войны. Они не понимали смысла еще одного конфликта непонятно с кем и непонятно за что. Тем более что Брестский мир, вызвавший всеобщее возмущение против большевиков и придавший новый импульс Гражданской войне, будет заключен лишь весной следующего года. При этом важно знать, что официальные органы власти на Дону, Кубани и Тереке отказались признать приход к власти большевиков и заявляли о необходимости созыва Учредительного собрания.

Читайте также:  Евреи Европы разочарованы заявлением Могерини по Иерусалиму

В силу этого Белое движение поначалу оформлялось с большим трудом, не встречая существенной поддержки даже среди идейных противников большевиков. В результате процесс создания Добровольческой армии затянулся на несколько месяцев, что в условиях Гражданской войны непростительно много. Первые два-три месяца своего существования она вообще находилась в непонятном полулегальном статусе. Генерал Алексеев, выпустив в середине ноября 1917 года знаменитое воззвание к русским офицерам, этим и ограничился.

Формирование Добровольческой армии на Дону в конце 1917 года в основном шло за счет притока с севера людей, не признавших Октябрьский переворот, — офицеров, юнкеров, студентов и гимназистов. Их перемещение на Дон сопровождалось большими трудностями и препятствиями со стороны красногвардейцев, которые устраивали облавы в поездах и оцепляли железнодорожные станции. Многие офицеры прибыли на Дон под предлогом лечения от туберкулеза — соответствующие вызовы им оформляли в медицинской организации «Белый крест», где работала супруга генерала Алексеева. Таким образом можно сказать, что Белое движение вышло из «Белого креста» — неслучайно Алексеевская организация, ставшая ядром Добровольческой армии, первоначально формировалась вокруг госпиталя в Новочеркасске. Известная сестра милосердия Мария Нестерович-Берг проводила аналогичную работу, используя документы «Союза бежавших из плена солдат и офицеров», созданного в годы Первой мировой войны. Продовольственным снабжением Алексеевской организации занималось благотворительное общество «Капля молока». Разумеется, подобное «прикрытие» не могло быть долгим.

Помимо приезжих с севера, Добровольческая армия формировалась за счет местной образованной городской молодежи и наиболее активной части казачества. Причем именно эти казаки впоследствии составили основу знаменитого отряда есаула Чернецова. Кроме Алексеевской организации, Белое движение пополнялось и другими подразделениями прежней Русской армии. Текинский полк под руководством генерала Лавра Корнилова походным порядком шел на Дон из Быхова, однако по пути был рассеян после обстрелов большевиками с бронепоездов. Такая же участь постигла многих бойцов ударных батальонов, уничтоженных на подходах к Дону. В Новочеркасск текинцы, в том числе и сам Корнилов, добирались одиночным порядком. Из офицеров, прибывших на Дон, появились «марковцы», а уже весной 1918-го с Румынского фронта на Дон подошли «дроздовцы».

Корниловская конституция

Вопреки распространенным утверждениям, у белых изначально была довольно определенная политическая программа — 14 пунктов генерала Корнилова (так называемая Корниловская Конституция). Если мы ознакомимся с этим весьма умеренным и демократическим документом, то поймем, что неверно считать белых ретроградами и монархистами. В нем предусматривалось равенство всех граждан перед законом, соблюдение прав и свобод, восстановление дисциплины в армии, всеобщее обязательное начальное образование и повторный созыв Учредительного собрания, сорванного большевиками. Именно корниловская программа в дальнейшем станет базой «Белого проекта» как альтернативы советской власти, хотя, как мы видим, в заявленных целях обеих сторон совсем уж непримиримого антагонизма нет.

Читайте также:  Главного хакера не выпустил на свободу аналитик правительства

 

Одной из главных проблем формирующейся Добровольческой армии был ее неопределенный статус. Как уже говорилось, казачество поначалу от нее всячески дистанцировалось. Его лидеры, в том числе и сам атаман Каледин, активно продвигали идею «Юго-Восточного союза казачьих войск, горцев Кавказа и вольных народов степей». Как следует из его названия, это политическое объединение включало в себя земли донского, кубанского, терского и астраханского казачества, а также калмыков и горских народов. Предполагалось, что «Юго-Восточный союз» будет организован в форме федерации или даже конфедерации и именно в таком виде войдет в состав будущей обновленной России (концепция «оздоровления России с окраин»).

Идея «Юго-Восточного союза» была ярким выражением тенденции Гражданской войны, о которой сейчас многие забывают, — стремления к федерализации России не только у большевиков, но и у их противников. Оживились не только национальные окраины и казачьи регионы, но и, например, сибирские «областники», активно заговорившие о своей автономии. Даже самые ортодоксальные сторонники лозунга о «единой и неделимой России» понимали невозможность сохранения прежнего унитарного устройства государства.

Для легализации Белого движения лидеры Добровольческой армии предложили использовать ее в качестве основы будущих вооруженных сил «Юго-Восточного союза» (наряду с казачьими и горскими формированиями). Неслучайно в первом воззвании Добровольческой армии от 26 декабря 1917 года прямо говорилось «об обороне Дона» от наступающих отрядов Красной гвардии. Однако одной из первых акций Добровольческой армии было участие в подавлении рабочих выступлений в Аксае, по существу ставшее карательной операцией.

К началу 1918 года основная масса донского казачества так и не поддержала Белое движение. В итоге это привело к вынужденному Ледяному походу Добровольческой армии на Кубань, едва не окончившемуся для нее полной катастрофой, самоубийству атамана Каледина и гибели генерала Корнилова. Маховик Гражданской войны неумолимо раскручивался, постепенно вовлекая в нее все новые людские массы. Дальнейшие ее события определяли уже не только красные и белые, но и новые силы: союзники-интервенты по Антанте, солдаты Чехословацкого корпуса и пробудившиеся наконец казаки.

Не жмись, лайкни!!!

Похожие новости:

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий


Подробнее в Общество
Путин заявил о нехватке в России квалифицированных рабочих

В России не хватает хорошо подготовленных специалистов рабочих профессий. Об этом заявил президент РФ Владимир Путин, передает «Интерфакс». «Грань между...

В британской школе девочек запретили называть девочками

В средней школе для девочек Altrincham в британском Манчестере учителям запретили называть учениц девочками. Руководство учебного заведения решило использовать вместо...

Легкий способ облапошить людей и заработать на этом

Те, кому выгодно манипулировать общественным мнением и формировать у него те или иные "пристрастия" не гнушаются никакими способами и остановить...

Полиция в Германии остановила колонну с американскими гаубицами

Сотрудники немецкой полиции остановили двигавшуюся из Польши автоколонну с шестью американскими самоходными гаубицами, сообщают немецкие СМИ. Автоколонна была остановлена на...

Закрыть
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru